Международная психотерапевтическая ассоциация “Свобода”

Задать вопрос специалисту

25.01.2016 Открыт набор в «Международную школу подготовки консультантов по химической зависимости»

Коллеги, предлагаем вам пройти курс обучения в «Международной школе подготовки консультантов по химической зависимости» набор в которую начинается 1 февраля.

Подробнее

11.01.2016 Специальное зимнее предложение!

Любой пакет услуг на выбор по цене 1000 € в месяц!

Подробнее

11.01.2016 10 бесплатных мест на проведение реабилитации

Условия участия в программе обговариваются при собеседовании. Количество мест ограничено!

Подробнее

Сергей

Меня зовут Сергей, и я алкоголик. Рассказывать о том, как я пил, думаю, будет неинтересно, это продолжалось 25 лет. Все что ни происходило в моей жизни, было связано с выпивкой, будь то удачная сделка на работе, или какие-то проблемы, или отдых на природе. Постепенно алкоголь начал вытеснять семью, отношения с друзьями. У нас были медицинские фирмы, которые выводили из запоя, и я все чаще пользовался услугами медиков. Дошло до того, что без их помощи я сам не мог остановить употребление. Отношения в семье стали напряженным, я стал одиноким, отчаявшимся, постоянно раздраженным, ненавидящим всех и вся, постоянно всех подозревающим. Одиночество. Вот все, чем можно охарактеризовать мое состояние – одиночество, пустота и страх. Постоянный страх.
Я испробовал все методы, доступные мне, для лечения алкоголизма. Я обращался в мед.учдерждения, получал медикаментозное лечение, помощь врачей-накрологов, я обращался к частным лицам, к бабушкам-ведуньям, пил препараты, выписывал их через интернет – не помогало. Родственники предложили мне поехать в Болгарию с целью заняться своим выздоровлением. Я слабо помню тот период, я очутился здесь в центре реабилитации зависимых. Команда, которая начала работать со мной, я понял - это профессионалы, они знают о чем говорят. Первое, что я увидел здесь и услышал – то, что часть персонала, которые хотели работать со мной и передавать свой опыт, сами были зависимые, они имели свой личный опыт, я сразу услышал их, потому что с ними происходило то же самое, что со мной – они испытывали те же самые чувства, ту же боль, одиночество, страх, они понимали, о чем я говорю, рассказывали о том, что происходило со мной. Это вызвало доверие. Началась реабилитация Первое, что пришло – понимание того, что я натворил. Второе, что мне дали – это то, что с этим можно что-то сделать. Первая фраза, которую я помню до сих пор, она прозвучала в начале реабилитации, это был первый подарок мне: «тебе больше не надо пить». Вроде просто, но как много она сейчас для меня значит. Не скажу, что с первого дня, но с первого месяца реабилитации у меня смутно начало подниматься изнутри, что с этим можно что-то сделать, что можно жить по-другому. И день за днем, потихонечку я начинал превращаться в осмысленного человека, в человека, который может думать, оценивать свои поступки.

Перед началом терапии я проходил собеседование. Передо мной поставили три необходимых условия для начала прохождения терапии: первое – мое желание бросить употреблять, второе – быть честным, для начала с самим собой, третье – действовать, а не размышлять. Потому что мои размышления не привели к результату, я все время собирался что-то сделать, что-то откладывал, завтра, с понедельника, после праздников я брошу. Здесь мне предложили действовать. Эта свобода действий дала мне возможность выбирать дальше, как мне жить. Здесь в процессе выздоровления я работал не только с консультантами, которые имели своей опыт зависимости, но также с профессиональными психологами и терапевтами, которые помогали мне разобраться в той каше в моей голове, которая за последние годы у меня сплелась в такой клубок, что сам я просто не мог в ней разобраться

Распорядок дня поначалу был у меня очень сложным – встать утром в 7 часов, сделать зарядку, пробежку, облиться, вовремя позавтракать, настроиться на день, приступить к лекционным занятиям, выполнить задания, трудотерапия. Но основное – принцип добровольности, присутствие в терапии. Никто силком меня здесь не держал, двери открыты, хочешь – уходи, хочешь выздоравливать – оставайся. Я остался. Остался настолько, насколько позволила виза, первые три месяца. Эти тяжелые и в то же время счастливые три месяца.

Первое средство от страха – это пойти навстречу ему. Я шел не один, мне помогали, но, пойдя навстречу, я понял, что с этим страхом можно для начала сотрудничать. Что сейчас я имею? Я имею счастливые лица вокруг. Тех людей, с которым я общаюсь. В первую очередь, моя семья, мои родные, близкие. Вообще мне хочется жить, я заново открываю для себя весь мир. И немного приоткрывшись, я вижу, что можно просто ходить по городу, любоваться им, ездить собирать грибы, гулять с детьми, общаться с женой, просто пройтись, казалось бы, смешно в 45 лет опять влюбиться в свою жену, но это факт. Когда к тебе подбегают, обнимают тебя, трезвого – это счастье.